Выживший: шестипалый кулак gonzo

Власть

Недавно какой-то незнакомый, но судя по всему очень грамотный читатель определил в комментарии ФБ мой стиль — гонзо-журналистика (пояснение в постскриптуме). Чем однозначно польстил простому провинциальному столинскому блогеру. Потому что до этого я просто писал свои заметки, особо не задумываясь и даже не осознавая своей причастности к сюжету кинофильма «Ромовый дневник». Хотя алкоголь в определенный, но очень далёкий период моей жизни, придавал полёту фантазии максимально пикирующий «угол атаки».

Действительно, возраст и опыт позволяет уже не бегать по животноводческим фермам, не отвлекаться на плановую сезонную вывозку органических удобрений на поля. Уже можно всецело отдаться жизнеописанию личного общения со своими любимыми персонажами — чиновниками в уютных провинциальных кабинетах, дозировано набрасывая мягкую и теплую субстанцию на лопасти вентилятора. Сразу подчеркну жирной красной линией, что субъекты моего творчества сплошь и весьма ранимые личности.

Несмотря на такую острую чувствительность «героев», пока приходиться по несколько раз возвращаться к одной и той же теме, событию. И лишь потом мои эмоциональные заметки попадают на стол сначала сотрудников милиции, прокуроров, судей, а порой — профессоров-филологов и ученых-гуманистов. Искушенные в метафорах и аллегориях лингвисты проводят кропотливые экспертизы с целью поиска в моих «талантливых» словосочетаниях и сложносочиненных предложениях признаков оскорбительного унижения должностных лиц. Но в прошлом году выудить в текстах криминал пока не случилось. Тьфу-тьфу-тьфу.

Однако, в хронологическом порядке и максимально кратенько.

1. Оружейная эпопея

13 августа 2020 года в Столинский РОВД с заявлением обратился Геннадий Березовский, начальник отдела жилищно-коммунального хозяйства Столинского райисполкома. В заявлении он просил провести проверку и возбудить в отношении меня уголовное дело. Действительно, на сайте «Про Столин» в мае-июне месяцах был ряд публикаций о неизвестном гражданине, который пришел в столинский продуктовый магазин с чем-то похожим на пистолет и длинной отверткой в руках.

Заметки про это чудо публиковались под заголовками: «Столинская дичь», «Как Гена с пистолетом заменил Васю с автоматом», «Чиновник с пистолетом пришел за покупками?», «Столинские чиновники стали сдавать оружие». Последнее упоминание «мимоходом» про инцидент было 12 июля 2020 года. И лишь через два месяца Геннадий Березовский опознал в «литературном герое» самого себя и решил «сдаться» и «встать на путь исправления».

Совпадение?! Не верю!!! Даже если Березовского кто-то надоумил сбегать в райотдел, всё равно такого в моей практике ещё не было. Кто только до этого не рыдал у меня на плече, будучи прихваченным за широкие обнаглевшие ноздри — чиновники районного и областного уровня, милиционеры, госконтрольщики, судьи и даже один православный священник. Но, чтобы потенциальный правонарушитель самостоятельно пошел в милицию, сдал на экспертизу «предмет, похожий на короткоствольное оружие» и взмолился о защите от борзописца!!! Такого никогда не случалось.

Короче, на экспертизу отдали пистолет Березовского и мои заметки. Пистолет оказался не пригоден к употреблению. Эксперты же дали заключение, что и заметки написаны в рамках приличия и не тянут на срок по уголовной статье.

При этом хочется особо подчеркнуть, что сам по себе Геннадий Березовский не такой уж и пропащий чиновник. Городское хозяйство при нем сияет, как у кота яйца. Совершил мелкую оплошность — с кем не бывает?! Сходил бы с утреца в магазин, попросил бы прощение у перепуганных продавцов, и ничего такого не было бы. Но видимо всему виной та самая гордыня и уверенность в неприкосновенности «кадрового резерва».

2. Чупа-чупс для Сидоревича

По большому счету и Сергей Сидоревич, заместитель председателя Столинского райисполкома, — парень не плохой. Можно сказать (хоть он и чуточку постарше автора) этот чиновник «вырос» у меня на глазах. КаВээНил в начале 90-ых, потом поехал в санаторий с будущей супругой... Потом потихонечку карабкался по служебной лестнице. Он был настолько не интересен, что, если не ошибаюсь, про него ни разу и строчки не черканул.

А в Лядце на «Дожинках» что-то пошло не так. Автор туда поехал просто порадоваться за столинских земледельцев, получить удовольствие от общения с передовиками, восхититься впечатляющими производственными показателями, пофоткать, постримить, подегустировать.

Короче, Сергей Фёдорович приколупался к гражданину на ровном месте. Ни с того ни с сего заместителю председателя Столинского райисполкома захотелось подискутировать о прессе, аккредитации и прочих условностях. Но даже это можно было бы сделать спокойно и интеллигентно. Всего лишь один жест Сидоревича... От этого жеста сквозило надменностью и высокомерием... Конечно же, я виноват. Конечно же, надо быть более снисходительным к тем, кто тихим сапом выбился из «грязи» в «князи». А так предсказуемо налетела чиновничья коса на репортерский чупа-чупс. И, как говорится, погнали наши городских в сторону деревни!

В итоге - заметки под заголовками: «СМИ для Сидоревича: одна баба говорила», «Оптимизация: Столинский РИК ОМОНа», «Они вышли на площадь за ТВОЕГО сына». Вот с этими заметками в папочке под мышкой Сергей Сидоревич, заместитель председателя Столинского райисполкома, и пошел в Столинский же РОВД с заявлением и желанием возбудить ещё одно уголовное дело. А потом ещё и в суд с иском.

Он оценил свои моральные страдания аж в 5 000 рублей. Странно. Почему только пять тысяч? Мог бы 50 000 написать, или же вообще «лям». Странен сам факт обращения с исковым заявлением. Ведь Сидоревичу прекрасно известно, что у ответчика уже нет в хозяйстве саморазмножающихся овец ястребельской «фермы гласности». Поэтому, какова бы ни была сумма исковых требований, нынче моральные «потерпевшие» могут рассчитывать только на кондитерское изделие — твердую конфетку Чупа-Чупс, которую я всегда предусмотрительно держу в одном из кармашков в штанах. В кармашке, который застегивается на пуговки.

В принципе Сергей Сидоревич для меня лично отнюдь не враг. Я даже не могу назвать его мудаком. Потому что настоящий мудак не в состоянии вырастить и воспитать отличного сына. Поэтому Сидоревич нормальный обыкновенный столинец, у которого случилось кратковременное головокружение от успехов. С кем не бывает?!

Что касается научной лингвистической экспертизы моих эмоциональных гонзо-заметулек про Сидоревича, то и тут в итоге оказалось всё в рамках приличия. Написано было без оскорблений. Поэтому и второе заявление, образно выражаясь, в столинской милиции отправили «в мусорку», а если точнее — в архив. И слава Богу!

3. Счастливая правовая Ж.П. Стадник

Днём, 31 декабря, когда моя ненаглядная любимая миниатюрная невестушка уже крошила новогодние салатики, в Столинском РОВД беседовал с подполковником милиции Эдуардом Богатко. Вообще это хлопотное дельце было поручено молодому участковому. Но Эдуард Николаевич, опытный милиционер, предположил, что разговор у репортера с лейтенантиком может не сложиться. Хотя я очень уважительно всегда отношусь к столинским милиционерам не зависимо от звания и возраста.

— Неужто и Стадник заяву накатала?! — спросил я «у роспачы» у подполковника, когда узнал тему беседы.

Оказывается, нет — сейчас милиция усиленно мониторит интернет и соцсети и реагирует на всяческие публикации касательно должностных лиц.

С Эдуардом Николаевичем мы давние знакомые. В 2003-ем именно из его тогда ещё молодых рук меня едва «вырвала» очень опытный и дорогущий пинский адвокат Диана Михайловна Коханчик (царствие ей небесное). Мне навсегда врезалась в память фраза, которую обронил на прощание молодой офицер Богатко, передавая «клиента» брестским коллегам подальше от Столина:

— Жаль, а я целую ночь готовился к допросу. Продумывал вопросы. Дело ведь не обычное...

Я реально зауважал тогда сотрудника. Именно за то, что он готовился к сложному процессуальному действию.

В 2004-ом опять кипели радиаторы, моторы на предельных оборотах жрали масло... В то далекое время темной осенней ночью милицейский уазик заблокировал мой борзый жигуленок где-то в окрестностях то ли Стахово, то ли Плотницы. И тогда мне повезло. В оперативной группе был тот самый интеллигентный следователь Богатко. Опять чисто по-человечески его попросил:

— У меня в салоне — абсолютно аполитичная замужняя красивая женщина... пусть этот факт останется для протокола и её мужа маленькой тайной... Всё остальное я подпишу, а вы конфискуете незаконную печатную продукцию с моими правдивыми заметками..

Политика и секс всегда шагают рука об руку. Ведь по большому счету всё в этой жизни делается ради любимой женщины. Власть, деньги и прочее барахло нужны мужчине лишь для того, чтобы этой яркой мишурой ослепить свою избранницу.

Девятого августа 2020 года на главной городской площади я наблюдал, как напротив райисполкома вышли протестовать четыре молодые девчушки. Как они взялись за руки и приготовились к неминуемому аресту. На стоянке возле РИК начальник столинской милиции Арсенович отдавал распоряжение именно Богатко прекратить незаконное «массовое» мероприятие. Подошел к ним и опять же по-человечески попросил, а потом — поблагодарил.

— Не стоит благодарности, ведь милиционеры — тоже люди, — ответил мне Арсенович.

Именно Богатко словами убедил девушек и парня с велосипедом уйти с площади. Молодых людей не швырнули в фургон «Газели», как это было в Минске.

А 31 декабря с Эдуардом Николаевичем мы обсуждали «смысловые галлюцинации» инициалов судьи суда Столинского района Ж.П. Стадник в заметке «Правовая Ж.П. столинского суда». С юридическо-филологической точки зрения это дело опять же не имеет судебной перспективы. Но это мне так кажется. Я прекрасно помню о том самом щелчке пальцев, по которому в любой момент запросто можно уехать гораздо дальше и «надольше», нежели в Ястребель.

4. Сдержать слово, данное наместнику

Сейчас очень редко хожу в Столинский райисполком. Поэтому даже не знаю, как правильно нынче называется должность Григория Протосовицкого. Сенатор? Председатель райисполкома? Глава района? Но вряд ли ошибусь, если буду называть его наместником Лукашенко в Столинском районе. Не ошибусь, и, надеюсь, не обижу ненароком.

На самом деле больше всего я переживал, когда чиновники гуськом пошли с заявлениями в милицию, не за неминуемое возмездие. Расстроился и нервничал по поводу того, что не оправдал доверие и данное мной слово Григорию Васильевичу. Он при редких встречах постоянно меня укорял, что пишу я плохо и оскорбительно. Я не спорил, опускал стыдливо глаза и лишь разводил руками. Читатель представить себе не сможет, как я воспрял духом, когда узнал, что умнейшие филологи-лингвисты, профессура проведя несколько экспертиз заступились-таки за моё творчество. Нет в моих текстах оскорблений и унижений должностных лиц! Как будто камень с моей души сняли ученые люди.

В такие моменты я еще больше начинаю любить свой тихий уютный провинциальный городишко и район. Да простят меня все пострадавшие, но выжившие!

Александр Игнатюк, «Про Столин»

Постскриптум.

Гонзо-журналистика (англ. gonzo «рехнувшийся, чокнутый, поехавший») — направление в журналистике, для которого характерен глубоко субъективный стиль повествования от первого лица, при этом репортёр выступает не как беспристрастный наблюдатель, а в качестве непосредственного участника описываемых событий, используя свой личный опыт и открыто выражая эмоции, благодаря чему подчёркивает основной смысл этих событий. Для «гонзо-журналистики» также характерны активное использование цитат, сарказма, юмора, преувеличений и даже ненормативной лексики, что является неотъемлемой чертой этого стиля.

В гонзо-журналистике нет никаких установленных правил, не обязательна структура, часто отсутствуют схемы, налицо несоответствие формы содержанию. Гонзо-журналистика — это работа с большой долей соучастия, в которой нет понятия «не для протокола». Трезвый точный репортаж и безудержная фантазия переплетаются в ней.