Так рвётся петля приговора

Люди

Мне было стыдно, что не решился приехать на два крайних судебных заседания в Иваново. Слабеньким оправданием была чуйка предполагаемых личных неприятностей. Дрогичинский начальник милиции по идее должен был шибко обидеться на автора этого текста и первого репортажа из уютного ивановского суда. Поэтому не поехал и на оглашение приговора. Стыдно, хоть это и не страх, а предусмотрительность. Мы с Котышем потом обязательно помиримся, даже если мне придется для этого задержаться в дрогичинском ИВС на пару недель.

Сергей Гордиевич — настоящий друг. Поэтому он сам через пару дней позвонил коллеге с хлипким характером. Мы долго разговаривали. Я пытался прочувствовать пронзительность ситуации 19 июля 2021 года в центре провинциального белорусского городишка Иваново.

У меня не получиться написать это так, как запечатлено на фотоснимке.

Пустой город. Перекресток. Человек. Без пяти минут «зэка».

Сергей накануне побрил голову на лысо. Собрал сумку.

На том перекрестке к нему первым подошел журналист из местной государственной газеты. Поздоровался. Спросил:

- Вы в тюрьму собрались?

Два человека обменялись ещё парой фраз, очень важными для обоих людей словами.

Четыре дня тому назад, 15 июля, ивановский прокурор, государственный обвинитель Сергей Жукович «попросил» для Гордиевича наказание — полтора года заключения в колонии общего режима. Мы все знаем, что сегодня срок из уст прокурора крайне редко расходиться с последующим приговором. Поэтому Сергей Гордиевич собрался именно «на этап».

Четыре дня накануне. Ожидание. Безнадежное ожидание справедливости...

Сергей Гордиевич наслаждался по обыкновению добрыми делами. Помогал больной землячке собрать деньги на хирургическую операцию. А потом встречал её счастливую из московской клиники. Он затеял спокойную дискуссию о названиях улиц в своём городе. Гордиевич никогда не был и не стал «экстремистом», «клеветником».

Эти четыре дня... Когда-нибудь Сергей сам опишет эти четверо суток, расскажет, что у него было на дуще...

ххх

День оглашения приговора.

Возле суда белорусское телевидение. Просьба к Сергею об интервью.

— А стоит ли? — спокойно отвечает риторическим вопросом пока ещё подсудимый.

Нет автозака!!!

«Потерпевшие» не заходят в зал заседаний...

Проходит ещё один час. Ещё один час жизни Сергея почти на свободе.

Появляется конвой.

Ещё полчаса.

Своё место за столом занимает гособвинитель.

Все ждут судью Геннадия Кудласевича.

Телефонный звонок телевизионщикам. Они собираются уходить. Корреспондентка прощается с подсудимым Гордиевичем теплой фразой. Я знаю эту женщину. Мы встречались с ней по работе в заснеженном лесу.

Из зала судебных заседаний суда Ивановского района исчезает конвой.

Входит судья Кудласевич. Никто не садится.

Безэмоциональный речитатив решения суда, 20 секунд:

— Добрый день. Оглашается решение суда. Суд выходит из совещательной комнаты и возобновляет судебное следствие для уточнения обстоятельств, имеющих значение для дела. Следующее судебное заседание назначается на 10.00 на 23 июля 2021 года....
ххх

Так рвется петля приговора. Она разрывается в самом слабом месте домыслов и предположений вероятности совершения преступления. Петлю приговора разрывает судья и человек Геннадий Кудласевич. Петля разрывается титанической силой воли и выдержки подсудимого Гордиевича.

Мы никогда не узнаем, что происходило в совещательной комнате эти томительные полтора часа. Но я искренне рад за своего земляка Геннадия Кудласевича. Я рад за своего друга Сергея.

ххх

Да, автор склонен к гиперболизации. Тем не менее... Очень хочется верить хотя бы вот в эту примету с разорванной петлёй приговора. Очень хочется верить в то, что и у прокурора Жуковича, и у милиционеров Котыша, Кивеля, Чернышкова, и у тех неизвестных, чьи фамилии мы вряд ли когда-либо узнаем, сойдет желание поднять разорванные куски петли этого бессмысленного и абсурдного приговора и пытаться связать, сплести их новым узлом. Вроде не принято у нас так.

К сожалению, пока только эта примета и профессионализм судьи Кудласевича дают надежду на то, что человек и гражданин Сергей Гордиевич останется в ближайшие годы жить и работать в Дрогичине. И ещё надежда на то, что именно в провинции бьется живое сердце страны Беларуси, что здесь не бездушный конвейер.

Александр Игнатюк