Самый лучший день...

Люди

... приходил вчера? Ведь была годовщина? А какого цвета это дата? А может быть мне через месяц вспомнить о 20-летии, о выборах 9 сентября 2001 года? Есть, что вспомнить. По-прежнему больше вопросов, чем ответов. Свои грустные размышления оставлю при себе. Ответы вам напишут политики, аналитики, политологи. Где-то в унисон собственным ощущениям, где-то прочтете и не согласитесь. Уже прочитали и посмотрели приуроченное?

Было пару комментариев и упреков по стилю и содержанию за «Оксане скучно в ванной». Мол, все имеют право на ошибку. Согласен. Но не сама ошибка послужила поводом. Лингвистическую агрессию вызвало демонстративное игнорирование и нежелание Оксаны исправить свою очевидную ошибку. Не доходит по-человечески? Объяснимся на более восприимчивом языке личных оскорблений и угроз.

Добриянец (на фото слева) на гей-параде в Киеве у администрации президента. В Беларуси все проблемы уже решены... Она пишет: здесь пахнет свободой, и это подкупает. Один из лучших дней в Киеве.

Оксана Добриянец по-прежнему вызывает чувство жалости. На чужбине не сахар, хоть и в относительной безопасности. Однако её озлобленность и агрессивно-хамоватые претензии как минимум выглядят странно. Но странными они могут показаться лишь на первый и поверхностный взгляд. Если посмотреть внимательнее, то увидим кое-какую закономерность.

Однако, давайте обратимся к перекликающемуся содержанию телеграм-каналов «Столин ТУТ» и «Свободный Столин». Там пишут и репостят друг друга. Цитирую из последнего:

«Спешим напомнить!

...если приходят домой для беседы, имеете право отказаться и не впускать в помещение.»

Какой информационный и смысловой посыл этого текста? В Столине все прекрасно знают свои права. И знают, как заканчиваются сейчас безрассудные противостояния. Буквально недавно где-то под Минском закрытая калитка во двор инкриминировалась как «сопротивление сотрудникам милиции». В итоге вошли с оружием, повязали знаменитых барабанщиков, штрафы и, не ручаюсь, сутки.

В провинции другая реальность. Милиционер выполнил указание, гражданин выслушал сотрудника, и все разошлись по своим делам каждый при своем мнении. Но можно, конечно, из этой рутины устроить и шоу. Тебе, Оксана, хочется, чтобы еще кто-то из столинцев отсидел на сутках? Кинулся в бега, испытал «удовольствие» эмиграции? Тебе мало 600 политзаключенных? Нужна более впечатляющая статистика? Так в чью дудку ты подыгрываешь такими провокационными текстами?

Опять цитирую:

«Пожалуйста, — умоляет Оксана. — Если вы владеете информацией об обысках, сообщите нам на бот..»

Она гарантирует анонимность, в чём можно серьезно сомневаться (об этом позже).

Оксана испытывает информационный голод. Но для чего ей нужна эта информация? Она сможет каким-то образом помочь? Вряд ли. Ей самой пока нужна помощь. В таком случае для чего ей эта информация?

Происходит казус с осмотром у автора. Волонтер из Брестской области четырежды (!) перезванивает мне как источнику, чтобы согласовать текст информационного сообщения и получить разрешение на публикацию. У Оксаны есть контакты, чтобы уточнить и согласовать подробности. Но она, хоть и, вроде, как и осваивает азы журналистики, превращает информацию в фейк, за уши тянет прецедент в Столинский район, и демонстративно зарывается, неделю не реагирует и не исправляет. Это желание отправить человека за решетку? Отправить за решетку, а потом чуть-чуть попричитать в своей «телеге»? Так на чью мельницу ты льёшь воду?

Это отнюдь не случайность. Не успела Добриянец (в девичестве Лазарева) переступить границу с Украиной, как тут же обернулась и «смачно харкнула» в спину своему единомышленнику — Руслану Гусейнову. Именно он её взял в команду по сбору подписей, и они вместе отработали избирательную кампанию.

Скриншот страницы в Фейсбуке Добриянец-Лазаревой

Ещё один человек за два часа предупредил Оксану о визите опеки. Через месяц уже с Украины она презрительно пишет ему, что этому человеку не удастся усидеть на двух стульях. Маразм! Человек её предупреждает об опасности, а потом это же летит ему в упрёк.

В Столине с ней нянчились как с малым дитём. Мы в четыре руки искали ей новую более удобную квартиру, подбирали подходящее место для работы маникюрщицей. Она же демонстративно выкладывала в свободный доступ «сторис» с полуночными сейшенами под гитару. И на видео мелькала её малолетняя дочь. Её предупреждали, что из-за этих загулов к ней рано или поздно придет опека. Но успокоить разгулявшуюся «революционерку» уже было не реально. Она целенаправленно нарывалась на конфликт с «мусорами» и эмиграцию. А её тщетно уговаривали: успокойся, дай дочери закончить учебный год и летом уедете.

Украина встретила её не как героиню, а как беженку. Разочарование. Депрессия. А на родине это прошло всего лишь как обыденный и рядовой информационный повод. Тогда автор закатывает рукава и пишет очередную заметку. Родной район начинает помогать Оксане изо всех сил. И деньгами, и связями в Киеве. Находятся даже родственники в соседней стране. Ей позвонила из объединенного штаба Вероника Цепкало (многим ли эмигрантам оказывалось такое внимание?) И Оксана моментально начинает поднимать пистолетом поджатый хвостик.

Тогда у нас были примерно такие разговоры:

— Оксана! Уделяй максимальное внимание дочери! Постарайтесь закончить там учебный год.

— У нас стресс. Мы занимаемся с психологами. Я уже познакомилась с директором ближайшей школы.

Через пару месяцев я опять вижу на её аккаунте в Инстаграм, что Оксана не водит девочку в школу, а таскает её за собой уже по киевским митингам... Дочь потеряла в итоге учебный год.

Оксана с маленькой дочерью Валерией на политическом митинге в Киеве.

Проходит еще время. Оксана устраивается поудобнее на протестной волне и начинает публично гнобить тех, кто остался на родине. Риторика её примитивна: я вынуждена была уехать, мне тяжело, меня травят, вы не мужчины, вы не защитили меня, идите все на##уй!!!

Помогать и защищать тебя, Оксана, чревато. Это может подтвердить и твой бывший супруг, и Гусейнов и автор. Давай, Оксана, посмотрим твоё интервью тутбаю. Ты дала его в октябре прошлого года. Можно посмотреть его целиком. Но стоит обратить внимание на один момент — виноваты все вокруг кроме её самой! Её семейная жизнь закончилась... уголовным делом в отношении «любимого» мужа и приговором с условным наказанием (запись с десятой минуты).

Видео удалено!

Через три дня после выхода в свет этой заметки, 13 августа, материалы портала TUT.by и связанного с ним портала Zerkalo.io признаны экстремистскими. Такое решение принял 13 августа суд Центрального района Минска по иску Министерства внутренних дел. Информацию подтвердили в МВД. Поэтому "Про Столин" вынужден удалить видеосюжет об Оксане Добриянец на ютуб-канале с логотипом TUT.by. Видеосюжет остаётся доступен в сети интернет и его можно найти по запросу в поисковиках.

Да, она написала заявление тем самым ненавистным ныне «мусорам» и собиралась отправить за решетку мужа. (О! Кстати! Риторический вопрос: а могли те самые «мусора» перейти в «революционный момент» на сторону столинской «предводительницы», зная не понаслышке историю уголовной семейной жизни «героини»? — авт.) Потом она рассказывает на камеру, что отец-уголовник, по её мнению, редко встречается с дочерью. Жесть! Ведь никто не гарантировал, что он после суда может пару лет вообще не видеться с дочерью, отбывая наказание в колонии. И ещё один нюанс, когда к Оксане заявилась государственная опека, мужчина и его семья опять протянули гипертрофированной активистке руку помощи — предлагали, чтобы маленькая Лера осталась с ними и закончила школу, пока мама продолжит «жить революцией».

А теперь о самом главном. Все вышеизложенные закидоны Оксаны можно было бы списать на поврежденную ранней беременностью детскую психику, особенности воспитания и изъяны нравственности. А ведь можно на это посмотреть и под другим углом. Построить логическую цепочку: активизм в избирательной кампании, задержание «мусорами», стремление эмигрировать именно в Украину, имея в «активе» лишь административку со штрафом, инцидент с Гусейновым, провокационные призывы из-за бугра для выявления и учета граждан с протестными настроениями, фейк с обыском у меня и... Какой вывод напрашивается? А казачка-то засланная?!

У меня нет доказательств твоей вербовки, Оксана, лишь косвенные умозаключения в результате анализа твоего поведения и действий. Но эти доказательства реально получить. Знаешь, как? Если ко мне приедут твои товарищи в балаклавах с очередным осмотром, и спросят про фейк со Столинским РОВД, то можно будет смело отправлять аналитическую записку в СБУ. И пусть уже они там разбираются с тобой, на кого ты работаешь, на чью мельницу льешь воду. А в Украине, как тебе известно, очень резко и кардинально меняется конъюнктура. Там очень не любят присутствие у себя в огороде не то чтобы чужих агентов, а даже подозрительных, не внушающих доверия, особей. Не то, чтобы особей, а целых компашек таких особей.

Вот это поворот! Правда, Оксана?! Теперь мы вместе с тобой с усиленным интересом будем ждать у меня осмотр или обыск. Информация об этом будет очень волнительна для тебя?! И если он, обыск, произойдет, то ты смело можешь начинать паковать чемоданы и собираться на родину.

А этот текст я написал для тех, кто сейчас с тобой рядом, кто учит тебя журналистике, кто ходит с тобой на митинги. Для того, чтобы они просто призадумались.

Александр Игнатюк

Постскриптум. Повторюсь, мне по-прежнему тебя жаль, Оксана. Тебе тяжело там. Как и остальным, кто рядом с тобой. Но это не повод усложнять своими детско-сельскими фейковыми текстами жизнь тем, кто остался на родине. Ты там через чур заигралась в конспирацию и сложные пароли. Волевых и сильных духом людей очень мало. Единицы тех, кто рвёт на границе свой паспорт. Ломаются и репортеры, побывавшие на Донбассе, и бойцы эмэмэй. Автор — слабый человек и не скрывает этого. Как ты там меня называешь: пенсионер, мусорской клоун, крыса и т.д. Я смотрю на это снисходительно. Потому что здесь недавно один из столинских «лукавых гаишников» по фамилии Буян тоже в сердцах выпалил в мой адрес «конченое чмо». Это от бессилия. Это простительно)

Займись, Оксана, своим ребенком и всё у тебя и окружающих будет хорошо. И лучше вам там всем вместе не знать, будет у меня очередной обыск или нет.