Работать, пока не умер… А куда деваться?

Экономика

Полеводство в советской сельскохозяйственной системе было самым низкооплачиваемым участком производства. Хотя... Многие ещё помнят рейды «на прополку свеклы» — первую и вторую — где тяжелым трудом можно было всё-таки заработать неплохую копейчину.

Сейчас государственный агросектор практически отказался от выращивания культур с малой долей механизации. Овощеводство осталось уделом фермеров и арендаторов. Там же и востребованы рабочие мозолистые руки.

За последние годы даже ранее начинающие маленькие хозяйства разрослись до размеров небольших колхозов. Своими силами тут уже не справишься. Вот и стекаются на огромные частные огороды рано утром со всего нашего (и не только нашего) района искатели «длинного» рубля. Приезжают на работу даже граждане соседней Украины. Правда, в этом году из-за пандемии у них возникли сложности с пересечением границы. 

«Про Столин» побеседовал с жительницей Речицы, которая часто обращается к такого вида дополнительному заработку. Ирина (моя собеседница) — красивая эффектная женщина, чуть старше бальзаковского возраста. Она одна воспитывает четверых детей школьного возраста. Сообщаю это к тому, чтобы развеять устоявшееся мнение о том, что данным видом пополнения бюджета пользуются только лица, пристрастившиеся к «зеленому змию».

— Скажи, Ирина, что послужило толчком для поиска дополнительного заработка? Насколько мне известно, у тебя же есть постоянное место работы.

— Да, я работаю в сфере образования. Но у меня очень маленькая зарплата, меньше 400 рублей. А куда было деваться? Бывший муж потерял работу и перестал платить алименты. Пришлось искать подработку.

— Почему ты выбрала именно этот способ заработать?

— Попасть на работу к фермеру может любой желающий. Это очень просто — сел утром на спецавтобус и поехал. Ни тебе медсправок не надо, ни инструкций по технике безопасности. (Улыбается)

— Спецавтобус — это что? Уточни, пожалуйста, для наших читателей.

— Каждое утро со всего района забирают всех желающих поработать на «плантациях» довольно таки комфортабельные автобусы. Главное — бесплатно!

— Ира, ты ездишь на работы к какому-то конкретному фермеру?

— Нет, почему? Я была много у кого. У фермеров есть угодья по всему Столинскому району.

— И сколько можно заработать за месяц?

— Ровно месяц я никогда не ездила, я все-таки и на основную работу должна ходить. Ездила в свои выходные или отгулы. Оплата ежедневная 25-30 рублей в зависимости от хозяина. Правда, иногда зарплату могут задержать на один или два дня. Но такого, чтобы не рассчитали совсем, еще не было.

— Какие-то поощрения, премии бывают?

— Бывает и очень часто, опять зависит от принятого у того или иного землевладельца правила. Дают пару кочанов капусты или немного огурцов разрешают взять с собой домой.

— Сколько длится рабочий день?

— Как положено — восемь часов. Иногда по необходимости наниматель просит задержаться на пару-тройку часов. Тогда идет доплата в размере пяти рублей в час. Но так «везет» не всегда. (Улыбается)

— Перерывы бывают?

— Каждый час технический перерыв — 10 минут. И обеденный — 30 минут.

— Работать тяжело?

— Отвечу одной фразой: по приезду с работы, я, даже не умывшись, просто падала на диван и лежала так, не двигаясь часа три.

— Заключают ли наниматели с тобой договоры в письменном виде?

— Со мной лично не заключали. Но мне известны случаи, когда довольно требовательные работники добивались заключения трудовых договоров.

— Условия работы?

— Как у кого. А еще все зависит от погоды. Сам пойми, это работа под открытым небом. Какие могут быть условия? Жара, пыль.

— Присматривают фермеры внимательно за трудолюбием наёмных работников?.

— Да! Такое присутствует очень часто.

— Посоветовала бы ты такой способ поправить бюджет своим друзьям или знакомым?

— Нет! Конечно же, нет!


Беседовал Александр Юрчук, «Про Столин».

P.S. Когда материал готовился к публикации, автор случайно познакомился с жителем так называемого Столинского «БАМа». Виктор рассказал тоже много разного о такой работе. Но больше всего понравилась последнее из сказанного им: «Я уже десять лет езжу к фермеру на работы и пока еще не умер...»