Про убийства и слабый характер

Люди

На этой фотографии трудолюбивый приветливый паренек Дима Огиевич из деревни Дубенец. Снимок сделан в Ястребле, на берегу озера Чертовский омут, когда он вместе с мамой, младшей сестричкой и тётей помогали автору-фотографу садить капусту. В той «бригаде» был ещё один мужчина. Его фото в архиве не оказалось.

Дима Огиевич уже шестой год в местах лишения свободы. А по приговору ему предстоит провести там 17 лет.

Эта фотка была сделана 17 июня 2016 года, а через четыре с хвостиком месяца в деревне Дубенец в собственном доме было обнаружено мертвое тело 69-летней пенсионерки с разбитой головой.

Тогда на место происшествия прибыла следственно-оперативная группа, специалисты Государственного комитета судебных экспертиз. Также использовалась передвижная криминалистическая лаборатория Следственного комитета. Во время осмотра было установлено, что стекло в окне выставлено, вещи в доме находятся не на своих местах.

Потом в массиве вещественных доказательств фигурировали даже бегунок и застежка-молния с одежды преступника, которую он предусмотрительно сжег в отопительной печи. Просеяли пепел, нашли.

15 ноября подозреваемые уже были арестованы. Суд приговорил соучастников к длительным срокам лишения свободы — 19,5 лет и 17 лет.

Имя одного из убийц уже и позабыли в Дубенце. А вот по судьбе Димы Огиевича и сейчас многие односельчане разочарованно вздыхают: оказался не в том месте, не в то время, под влиянием старшего по возрасту злодея-душегуба. У людей в голове не укладывается, что такой приветливый и трудолюбивый паренек мог осознанно пойти на разбой с убийством.

ххх

В крохотном Ястребле после войны с фашистами произошло всего два убийства, если не ошибаюсь.

Первое — в конце сороковых прошлого века. Мужик пришел с войны. Пока воевал, один персонаж из соседней деревни «прибрал к рукам» его отличную лошадь. Переговоры не принесли результатов. Тогда фронтовик пошел в район с жалобой к властям. Когда он возвращался, на лесной дороге его уже ждали те самые «парубки». Через две недели ястребелец умер в своей хате от побоев.

Вторая жертва была при жизни лесником. Происшествие случилось в 80-ые. Труп мужчины нашли в озере. Рядом было утоплено и ружье лесника. Об этом случае рассказывал мне и сын погибшего, и человек, который потом пришел на вакантную должность.

— Он боролся, видимо, до последнего, пока не захлебнулся, — говорил мне рассказчик. — В кулаках утопленника были зажаты горсти водорослей с землёй... Я потом при встрече с... лихими людьми... никогда близко не подходил, разговаривал с ними издалека, снимал с плеча ружье...

Не буду утверждать, но, кажись, и в первом и во втором случае никто убийц даже особо не искал.

За последнее десятилетие в окрестностях случилось одно убийство и с пяток, если не больше, самоубийств. В основном вешаются мужики.

Чуть не забыл, в конце нулевых на территорию сельсовета убийца привез и закопал в лесу труп женщины. Это была его вторая жертва. Преступник получил пожизненное.

ххх

А вот ещё был в Ястребле один довольно странный случай. Купил у меня мужик пяток отличных упитанных молоденьких баранов. Купил с условием, что он сам этих баранов и зарежет.

Баба с возу — кобыле легче. Моё встречное предложение — сам и облупишь.

Овцы — идеальные домашние животные для забоя или мусульманского жертвоприношения. Когда уже поймал эту животинку, она не сопротивляется, не кричит истошно — принимает свою участь спокойно и безучастно.

Короче, я ловил, притаскивал ему, а он резал.

Надо было видеть, с какой жуткой гримасой на лице он по неопытности «замучил» этих баранчиков!!! Мне самому было неприятно смотреть на этот страшный процесс...

— Хули ты кривишься? — в конце концов, я не выдержал и спросил у знакомого, пока он пилил своим декоративным кинжалом очередное горло.

— Воняет, — попытался он оправдаться, вытирая окровавленную руку о грязную шерсть. — И нож мой дерьмовый...

Вот такой «бзик» был у взрослого женатого мужика. Видимо ему так представлялось, что он становится настоящим добытчиком, способным зарезать живое существо и принести в семью мясо, пропитание.

ххх

Удивительное и странное место — Ястребель на берегу Чертовского омута. Именно здесь мне посчастливилось осознать свою слабохарактерность.

Решиться на преднамеренное убийство можно запросто... только в своих снах или больных фантазиях. Это я теперь вам утверждаю со знанием дела. Три года назад мне повезло испытать и состояние аффекта, а после моментально спланировать идеальное на первый взгляд убийство «товарища».

В пограничном состоянии привиделось, как забиваешь мудака арматуриной или сечешь его китайской овощерезкой. Следом, через пару минут, «творческий» мозг начинает чуть-чуть соображать и выдумывает другие варианты ... Утопить завтра же вот тут, в одной из зимовальных ям Чертовского омута... Ведь ни он, вообще никто не знает о моём мотиве.

Уже через полгода мы плыли на лодке с Серёгой-пасечником мимо этой ближайшей к Ястреблю ямы Чертовского омута.

— Тут? — спросил пчеловод.

Мы поржали, и я ему уже с улыбкой рассказал о своей «решительности», о своём эмоциональном идиотизме:

— Ну, на дальнюю, за Ковалев дуб, я бы его точно топить не повёз — далеко и лениво. Тут — близко и удобно. Из Ястребля ничего не видно, прикрывает «ципель» поворота. Глубоко, на дне — коряжник...

— ...Он жадный до рыбы, сука! — продолжаю. — Хватило бы намекнуть, поставить сеть. Приобул бы его в «заброды».... Ты помнишь ту глубокую сеть с резью из капроновой нити-плетенки? Голубенькая такая, короткая — 25-метровая и глубокая, 60-ка? Ни разу ни фига в неё не попало. Это не лесочная китайка, которую можно разорвать легким движением руки. Запеленать его в ту сеть — две секунды. И за борт, нахрен. Помог бы чуть-чуть веслом, пока булькал. Хотя вряд ли понадобилось бы. Потом перевернул лодку, искупался б сам. ...Несчастный случай на браконьерской рыбалке. Ни телесных повреждений, ни мотива (телефон пошел бы в омут тут же следом)...

— Ну ты и придурок, — улыбка сползла с лица компаньона. — Я больше с тобой на рыбалку не поеду...

— Был бы я придурок — скот уже гнил бы в могилке, — возразил я собеседнику. — И, поверь, тот, кто трещит направо и налево о своей решимости, угрожает, на самом деле просто «вату катает», пустое, трёп на публику...

Мы вдоволь порвали потом животы от гогота, проверяя дедовские рыболовные ловушки из лозы, выбирая местных линей-негритосов и золотых карасей-пятаков, попутно рассуждая о скорбных и участливых выражениях лиц на похоронах у «друга»: — Оплакивали б его всей семьёй, втрёх...

А ещё года через полтора или два он — «выживший» — был мне уже абсолютно не интересен... Ненависть и эмоции ярости притупляются со временем. Очень быстро проходят.

ххх

Изначально была идея написать текст в порядке дискуссии по поводу перспектив и мотивации. Поехал по старым местам, чтобы снять два памятника-обелиска в соседних деревнях. Но что-то пошло не так. Не смог обойти стороной бытовуй личную заинтересованность к решительным действиям уголовно-наказуемого характера.

Однако, не стоит смешивать уголовную бытовуху с идейными воззрениями и готовностью к самопожертвованию. Поэтому вторая часть в продолжении.

Александр Игнатюк