Невероятная столинская судья Стадник

Люди

Сижу в коридоре на первом этаже суда Столинского района. Скучаю. Жду из архива своё гражданское дело.

Пусто. Только за спиной в специальном аквариуме милиционер-охранник. И вдруг... Своими пятками чувствую уверенную поступь по лестнице со второго этажа. Распахивается стеклянная дверь. Входит она. Трепетно колышется на женском теле судейская мантия...

<...В черном тюльпане, с водкой в стакане...> Это мой воспаленный мозг моментально наложил на немую картинку ассоциативную мелодию.

Она скользнула пустым, но озабоченно-блуждающим взглядом поверх моей головы и скрылась по какой-то своей нужде в служебном помещении. Никакого обоюдоострого интереса.

Уже через полчаса Жанна Павловна Стадник превратится для меня в богиню!

ххх

Как только осенью тут огласили оптовый, но с максимальной наценкой штрафной приговор столинским активистам, я ахнул от неожиданности:

— Ах ты! Сссссс...., совесть-то у тебя есть?!

Полез, порылся за пазухой. Там завсегда на все случаи жизни имеется хотя бы жменька гравия. Вот, там вот, кажется, попахивает «договорнячком».

Однако, в эти смутные времена у меня совсем другая фишка. Мир не так уж контрастен. В палитре не только лишь пару десятков оттенков серого. Попытайся увидеть радугу даже в засушливой пустыне.

Поэтому позвонил бывшей коллеге Лилии Гуще. Выкормленной с райисполкомовской руки этой уже опытной журналистке получилось превратиться в итоге в талантливого провинциального автора. Мало кто уже помнит, что в ранней юности Лилю за её неравнодушные тексты здорово, по уголовному, отмутузили прям на дискотеке «товарки». Но это в далёком прошлом. Сейчас она степенный талант. А настоящий талант лишь в редком случае лжив.

— Привет! Как дела?! — спрашиваю Гущу по телефону.

Она отвечает через губу, осторожно, но отвечает.

Объясняю бывшей коллеге, что как-то в библиотечной подшивке «Навин Палесся» глаз скользнул и зацепился за текст о судье Стадник. Поэтому спрашиваю у автора, как ей показалась Жанна Павловна не как судья, а как человек? Ведь они-то, наверняка, общались и не по-казенному.

Лиля подтверждает, что хоть дружбы с судьёй не водит, но не раз контактировала со Стадник, выезжала на судебные заседания по населенным пунктам Столинщины. А потом Гуща обдала меня ушатом холодной воды:

— Мне показалось, что она по-человечески переживает за каждый приговор, за каждое своё решение... Для неё судьба человека не пустой звук...

Ух ты!!! Я верю Лиле и не сомневаюсь в её наблюдательности.

Ладно. Отложим в длинный ящик хлопотное дельце.

И тут — хрясь! Стадник отсудила у меня в пользу зампредседателя Сергея Сидоревича целых пять тыщ! Оценила с лихвой, сколько попросил, моральные страдания чиновника! Да ё-прст! Тут уж, как говорится, уже моя нательная рубашка по решению суда значительно типа прохудилась. Придётся разбираться.

ххх

Сижу в канцелярии. Листаю папочку...

Чиво ж ты, Жанн Пална не отказалась-то от процесса?! Раньше обычно столинские судьи не брались за мои тяжбы с теми, кто восседает на местном Олимпе. Либо же в суде мы устраивали настоящий доггинг для чиновников с участием вуаеристов. Да, дорого! Но чиновник-экскортник — штучный и высокооплачиваемый партнёр для доггинга. Но это в прошлом.

Листаю-листаю папочку и потихоньку волосы поднимают мою кепочку. Это так неожиданно!

Жанна Павловна боролась за меня, точнее за «объективность и всесторонность» аки африканская львица!

Вот её письмо в милицию, чтобы прислали результаты лингвистической экспертизы. Оттуда ответили, что эксперты-трудяжки «шчыруюць» без выходных и проходных непокладая рук, но не справляются с наплывом революционно-экстремистских текстов и репостов.

Вот две невостребованные мной повестки.

А вот она посылает на мои розыски председателя сельсовета, который разводит руками.

Вы, Жанна Павловна, моя богиня! Теперь я готов принять от Вас самый суровый приговор.

... Но в коридоре, видимо, тогда переминался с ноги на ногу жаждущий материальной сатисфакции «потерпевший» Сидоревич. Не дождалась к сожалению экспертной оценки моих текстов по девичьи нетерпеливая Стадник. Не смогли найти меня в припятской сельве ни почтальоны, ни сельсоветовские нарочные.

Наверное, поэтому в нашем гражданском деле появился «фуфел». Какая-то бумажка за подписью судебного клерка. В бумажке — типа меня разыскали в Вайбере и отправили эсэмэску. Пипец! Какой-то «левый» вайбер-контакт, неизвестный номер телефона. Какая досада! Ну ничего. Придет время и столинская прокуратура разберется с этим «фуфелом» в порядке надзора. Это мне судья Насеня подсказал.

Ещё хочу отметить, что даже в протоколе судебного заседания Жанна Павловна выглядит настоящей юридической красавицей.

Вопрос истцу Сидоревичу о том, чем он может обосновать вожделенную сумму пять тыщ?

Его запротоколированный ответ фееричен:

— Это абстрактная сумма...

Ах ты мой абстракционист провинциальный!!! Малевич ты наш столинский! Настоящий Хулио Гонсалес!

Ничиво-ничиво-ничиво! Время терпит!

Закрываю папочку и покраснел от стыда. Стыдно мне перед Жанной Павловной даже за свои мысли. Теперь я навеки Ваш, моя богиня, моя Фемида!

ххх

Сейчас очень трудно удержаться от ненависти и презрения. Время смутное. Но я стараюсь. Стараюсь изо всех сил увидеть хорошее в любом человеке.

Вот, например, даже тот самый абстракционист Сидоревич. Ведь по сути он отнюдь не пропащий. Отличный отец. Вырастил замечательного сына.

— Сидоревич мой одноклассник, — пишет мне читательница сайта. — И родителей знаю. Отца. Как я помню Сидоревича раньше, то он не жлоб был. Нормальный Сидоревич. А тут по ходу система его проглотила... Да. Жизнь всё ставит по местам...

— Он приехал к нам, — продолжает моя собеседница виртуальный разговор. — Вот только не помню, в какой класс. В шестой, может быть в седьмой. Быстро со всеми передружил. К нему тянулись. Он и в школе был лидером. Был в классе председателем комсомольской организации. Учился легко и на отлично. Был правильным. Мог всё в лицо сказать. Имел своё мнение. Я не понимаю, почему сейчас он в этой системе...

И далее: — Мог выступить и сказать, что не нравится. Мог за собой людей вести. Да не был он лизоблюдом. Помню точно.

Была встреча выпускников. Года четыре назад. Он договорился с рестораном. Нам школу вечером открыли. Пустили нас туда. Он никогда не показывал, какая у него должность. Был с нами на равных. Серёжа, да и Серёжа. Не выпячивался.

— А одноклассницам-девочкам он нравился? — спрашиваю, пытаясь всё-таки даже в этом разговоре нащупать какую-то предполагаемую юношескую психологическую «травму» Серёжки.

— Он был статным. Высокий. И чересчур правильный. Наверное нравился...

Но я рою и рою. Это профессиональное — копаться... И ничего такого...

У Сергея Сидоревича прекрасная супруга и дети.

Они познакомились в школе. Познакомились уже взрослыми. На КВНе. Был в столинской гиназии такой кружок по интересам. Девченки, юмористки-хохотушки из этого кружка потом оказались в райисполкоме: Лободзинская, Пиво.

И Сидоревич там познакомился со своей супругой. Потом они вместе повезли школьников в санаторий на оздоровление. И именно там их чувства окрепли.

Сидоревичи живут в любви. Более чем уверен. Поэтому воспитали отличных детей.

ххх

Время всё расставляет по своим местам. Главное, чтобы эта трещина в нашем убогом гражданском обществе не превратилась в пропасть. Для этого надо помнить и заострять внимание на человечности.

Вот, например, судья Карасинский. Ну почему он приговорил к году «химии» береженского паренька «с направлением в учреждение открытого типа»? Ведь год назад со мной он как-то поступил по-человечески, поверил на слово и позволил потом донести в канцелярию бумажку из сельсовета. В следующий раз развел руками и наказал тремя сутками ареста. И никаких претензий. По-другому не могло быть.

Время, время, время...

Судья Прокопчук в начале 2020-того «мимоходом» отвесил мне штраф — парочку базовых (так уж получилось, что суд Столинского района — мой второй дом). Вскоре с ним не продлили контракт. Потому что его покровитель умер. А еще через пару месяцев он при встрече радостно потирал ладошки и приговаривал: — Александр Александрович! Нам Вас сам Бог послал! Александр Александрович, как Вы кстати!!!

Я «инструктировал» бывшего судью, который превратился в «решалу», ругался на бывшего следователя... и очень хотел им помочь, чтобы ситуация разрешилась покаянием и миром.

Жизнь всё расставляет по своим местам.

Александр Игнатюк

Постскриптум. Читаем, делимся, смотрим другие нетленки:

Про столинских гаишников

Про про доброе сердце

Участвуем в настоящем конкурсе

В прошлый раз получилась отличная "дневка" за гайцов! Спасибо всем за матпомощь!!! Не забываем о вожделенной финансовой сатисфакции Сидоревича, кидаем  копеечку на баланс номера +375291114949 (это редакционный номер)