Неприятный запах в офисе «Прокредит» не отпугивает клиентов

Информация 1352

 

Неприятный запах в офисе «Прокредит» не отпугивает не только клиентов, но и сотрудников

Кредитный брокер «Прокредит» поражает своим ненасытным «пенным» аппетитом. Несколько цитат из публикаций о судебных тяжбах этой фирмы с гражданами, которые угодили в сети посредников:

«Денег с их помощью я не получил, но остался им должен кругленькую сумму — 2000 рублей плюс 600 рублей неустойки и 5900 рублей пени», — рассказывает молодой человек»

«Сумма иска состоит из: 1000 рублей — услуга; 2500 рублей — пеня; 300 рублей — штраф; 30,96 рубля — проценты за пользование чужими деньгами; 191,55 рубля — госпошлина.»

Редкий клиент этой частной канторы вникает в значение слова «БРОКЕР».  А ведь это всего лишь посредник. В Пинске «Прокредит» мимикрирует под банк при помощи рекламных наклеек на окнах офиса, которые можно отнести к категории недобросовестной рекламы.

Журналист  совершенно случайно оказался свидетелем сделки по оказанию посреднических консультационных услуг в марте этого года. И опытный автор, и простая провинциальная женщина сначала были введены в заблуждение этими «вывесками». А теперь немного подробностей.

ХХХ

Обоняние обыкновенного человека не способно воспринимать такое тонкое амбре.  Лишь обостренное чувство «легавого» репортера улавливает эту вонь. Падальщики? Скорее всего. Здесь в солидном, чистом, ухоженном офисе кредитного брокера в исторической части города Пинска завёлся инвазивный хищник. Может быть, он шурудит подполом, может за штукатуркой или в межэтажном пространстве. Гельминты? Врачи утверждают, что такого типа неприятный запах из ротовой полости может указывать на заражение организма человека глистами. Мне отчетливо шмонит в офисном помещении. Червь. Что-то паразитарное? Какая-то финансовая разновидность?

- Вы – отличная сотрудница, об этом я вчера сказал вашему руководству, - шаблонным ментовским «прихватом» вытаскиваю сотрудницу Оксану Кричевскую на «свою территорию» и через пять минут уже знаю, где начиналась её карьера, что её муж служит в погранвойсках, и в каком косметическом салоне города она сама при необходимости делает депиляцию.

- Вы не чувствуете здесь дискомфорта, на Вас не давит какая-то едва уловимая негативная атмосфера в этом офисе? – задаю первый нативный вопрос пинскому специалисту «Прокредит».

Пожимает плечами.

Пытаюсь объяснить ей, что так же весьма неоднозначно может восприниматься ушлым человеком пятипроцентная (!) пеня в договоре на оказание консультационной услуги.

На белоснежном листе бумаги Оксана записывает итог уморительных переговоров журналиста и топ-менеджеров головного офиса «Прокредит» - трёхкратную скидку нашему общему клиенту.

- У меня нет печати, - застенчиво уведомляет она меня.

- Это - пустяк, мне достаточно вашей собственноручной подписи. И не забудьте поставить дату, указать должность.

На самом деле мне этого вполне достаточно, чтобы в случае чего, в гражданском судопроизводстве «порвать на британский флаг» прелестные ягодицы.

ХХХ

Этот текст, к сожалению, не тянет на категорию журналистского расследования. Вся информация, как продукт жизнедеятельности организма,  плавала на поверхности. Поэтому историю можно квалифицировать лишь как документальный анекдот.

Капитализм со своим «звериным оскалом» уже давно бодренько шагает по просторам нашей социально ориентированной страны. Мы доросли до общения с кредитными брокерами, но пока не обзавелись семейными адвокатами. И в этом главный перекос.

Более того, есть мнение, что такие канторы как  «Прокредит» калёным рублем выжигают обывателю правовую грамотность, учат внимательно изучать документы, которые приходиться подписывать.

Друзья, вспоминаю свою учительницу математики Марию Васильевну Олейник, которая среднестатистического ученика характеризовала следующим выражением: «Смотрит в книгу, а видит фигу».

Конечно, потом появляется жизненный опыт. Но и он не спасает, когда сидишь в, казалось бы, солидном офисе напротив очаровательного милейшего «менеджера», а в руках у тебя три-четыре листа убористого печатного текста. Очень сложно заметить ту самую фигу, которую сплели для тебя в своей нежной паутинке договора хитро зачатые столичные  юристы. Кроме того, тебе «кровь из носу» надо где-то срочно перехватить деньжат. И ты думаешь, конечно, только об этих самых «вечнозеленых» купюрах.

ХХХ

Однако, как пишут в протоколах, приступим к повествованию нашего анекдота «по существу заданных вопросов».

История банальна. Женщина из соседнего Столинского района решила реструктуризировать свои многочисленные финансовые обязательства. Поделилась сокровенным в соцсети, и тут же!!! Тут же у неё на экране смартфона вывалилась соблазнительно манящая директ-реклама «Прокредит». Она связалась с «интересным», как она предполагала, банком по телефону, дала свои персональные данные и её через пару дней пригласили в офис в соседний Пинск. Она даже взяла сразу с собой авоську для денег.

 

Её ждало разочарование. После подписания многостраничного договора из офиса кредитного брокера вежливая сотрудница отправила клиентку в долгий путь по банковским заведениям.

В итоге, только в соседнем городе при помощи сотрудников кредитного отдела банка женщине одобрили кредитное финансирование. Благо, она помнила о договоре с «Прокредит».

- Мне одобрили кредит в «Беларусбанке». Но, знаешь, придется отдавать 300 рублей этому брокеру, - жаловалась она автору. – Но ведь на самом деле мне помогли сотрудники кредитного отдела филиала банка…

- Какие 300 рублей?! – встрепенулся я. – А ну-ка подай сюда свой договор с этими шустрыми брокерами-чмокерами.

Читаю. Брокерский договор идеален! Идеален своей казуистикой. Посредники упаковали в свои сети свою клиентку аж на три месяца! Очевидно, с выгодным кредитом придется либо повременить, либо заплатить за «информационную» услугу неадекватную сумму. Разорвать досрочно договор? Тяжба? Мне даже почудился идеальный шторм, стихия.

 

ххх

Пререкаться по телефону – пустое.  10 марта 2020 года с номера +375297688165 на номер +375291114949 уже мне дважды телефонировала юрист по имени Анна (женщина с таким именем упоминается в описании одного из судебных процессов как «выдающаяся шахматистка»).

Держу тональность разговора в спокойном и интеллигентном русле.

Она разговаривает очень уверенно и безапелляционно.  Видимо, уже привыкла к таким своим успешным судебным тяжбам.

- Все наши судебные заседания были открытыми, - чувствуется, как ёе аж прёт от собственного превосходства. – Я приглашаю и вас, как журналиста, присутствовать на следующем .

Окей, Аннушка! Ты уже пролила масло…  И мы сыграем с тобой «партейку». Но не в шахматы, а в подкидного дурачка. По вашим правилам в досудебном порядке.

Через пару дней возвращаемся в офис «Прокредит». Женщина под диктовку в присутствии всё той же сотрудницы составляет письменное уведомление об одностороннем расторжении договора. На основании того, что договор был заключен с элементами заблуждения у одной из сторон.

Передаем уведомление из рук в руки. А на словах  убедительно предлагаю безотлагательно связаться с журналистом самому лучшему юристу из головного офиса «Прокредит», способного реально оценить ситуацию, риски и уполномоченного принимать решения.

Второй звонок случился в тот же день. Мужчина представился Сергеем, руководителем по развитию компании «Прокредит». Ни отчество, ни фамилию эти  ребята стараются не афишировать. Но и такое имя я нахожу потом в сетевом отчёте о судебной тяжбе. Упоминается некто Сергей Салейко, заместитель директора двух фирм.

Звонок с номера +375447777428 на тот же +375291114949 датируется 12 марта в два часа по полудню.  Стенограмма диктофонной записи этого разговора претендует войти в анналы маркетинга как «эталон» финансовых переговоров.

Торг. Сергей с места в карьер предлагает обсудить с журналистом выгодный рекламный контракт. Только постфактум исполнения первоначальных договорных обязательств женщины-клиентки с «Прокредит». Парирую, что сие не взаимосвязано.

Далее мы переходим к обсуждению не соизмеримости маржи «Прокредит» с объемом выполненных работ. Шутим. Приходится объяснять личностное восприятие сделки.

Мои изощренные литературные метафоры находят отклик даже в «бухгалтерском» мозжечке Серёги.  Процесс пошёл! Торг.

- 300 рублей, - настаивает замдиректора.

- Максимум 50 рублей  и то лишь из жалости к Оксане, - сбиваю ценник.

- 150, - не унимается представитель «Прокредит».

Между прочим, мы шутим. Открываем друг другу «козырные карты прикупа». Он напоминает о законном способе затягиванием процесса расторжения договора с женщиной. В ответ приходится сетовать, что уж очень это интересная тема для журналиста и будет очень сложно от неё отказаться.

Переговорный процесс затягивается на 15 минут. Сергей не выдерживает:

- Последнее предложение – 100 рублей.

- Серёга, по рукам! - соглашаюсь.

- Было приятно иметь с вами дело, - в свою очередь подтверждает наш «договорняк» представитель «Прокредита». – Это большая редкость, в основном нам звонят неадекваты…

Объясняю женщине «проигрыш» не согласованных лишних 50 рублей :

- Придется кинуть им эти копейки. Резко, с первой атаки, выйти в «ноль» было не реально. Они на самом деле могли затянуть процесс на пару месяцев. Наш соперник хитер, умён, юридически аккуратен до педантичности. Через пару дней ты спокойно возьмешь кредит, рассчитаешься с ними…  А у меня свой «пенный счетчик»

ххх

Это был документальный анекдот. На самом деле всё гораздо печальнее. В сети запросто можно отыскать отчеты о судебных процессах с «Прокредит» в главной роли истца. Рассказы о том, как брокеры-посредники ничтоже сумняшися «нагибают» на приличные суммы  граждан, которые попытались постфактум отстоять свои права.

Казалось бы, перед тем, как иметь дело с этими «финансовыми воротилами» пробей их репутацию в поисковой строке браузера. Уже в четвертой-пятой строке ответов на простой запрос и Гугл, и Яндекс выдаёт нелицеприятные истории.

Они все как под копирку. Заключается договор. Гражданин получает кредит в банке. Даже если на других условиях, чем обсуждался в офисе, «Прокредит» - требуют вознаграждение, «включают счетчик» и выигрывают суды.

На эту кантору писали заявление о возбуждении уголовного дела за мошенничество. Тщетно.

Деньги не пахнут? Как для кого. Когда автор заикнулся на планерке в редакции о рекламном контракте с «Прокредит», в ответ выплеснулась буря гневных эмоций сотрудников.  Главный лейтмотив – нельзя «связываться» с такими сомнительными клиентами. На них полно жалоб от людей.

«Прокредит» ловит на удочку своей навязчивой рекламы самых разных людей.

Деревенская семья планировала купить лошадь с телегой – вместо того, чтобы пойти в банк, оказались в лапах «Прокредит».

Интеллигентная образованная женщина хотела взять кредит, чтобы помочь сыну выплатить штраф – тоже оказалась жертвой финансовых стяжателей.

И так далее и тому подобное.

«Прокредит» расширяется. Вскоре откроется офис в Молодечно.

Эта заметка – начало. Будут подготовлены запросы и в Нацбанк и в другие  банки, с которыми у «Прокредит» заключен посреднический договор. Это не последняя публикация. Чтобы хоть поумерить аппетит продвинутых брокеров . Подчеркну, с юридической точки зрения «Прокредит» практически неуязвим. Они работают в правовом поле. Можно лишь предостеречь от общения с ними. Предостеречь максимальным репостом этой информации.

Поработаем  непосредственно по Пинску,  выясним соответствие «наклеек» на окнах офиса закону «О рекламе» и кто должен в Пинске за этим присматривать.

Деньги любят тишину. Мы «разошлись краями» три месяца назад лишь потому, что «Прокредит» поостерегся огласки.  Сыграем «партию», но на информационном поле.

Раунд!

Александр Игнатюк

Постскриптум. Ещё раз повторюсь о поразительной аккуратности при ведении дел этой фирмой «Прокредит». Все разговоры с клиентами в офисе фиксируются на видео и аудиозапись. Все телефонные звонки «протоколируются» аналогично. Предлагаемый к заключению договор выверен до мелочей. Любое отступление незамедлительно обосновывается, чтобы впоследствии избежать даже намёка на претензию. Ещё один штрих, через некоторое время после получения кредита, вышеупомянутая женщина получила официальное письмо из «Прокредит», в котором они объяснили свою неожиданную «доброту» семейным положением женщины, хотя она лично с такой просьбой и не обращалась.