Кладбище младенцев

Власть

- Не трогай «детей»! Пиши о политике!!! – было лейтмотивом сокрушительной критики «литературного» творчества автора, когда разговор зашел о «секс-меньшинствах» на автостоянке возле райисполкома.

Действительно, автор примерно с 2004 года старательно обходит стороной эту «грязную» тему. Просто предсказуемо и неинтересно. Но коль «толпа ликует и требует»: «- О политике!!!»  Всегда, пожалуйста.

Через месяц, десятого августа, после подсчёта бюллетеней Центризбирком объявит о том, что Александр Лукашенко ещё на пять лет останется руководителем страны. Сомневаетесь?

И что дальше? Массовые протесты? Народные акции неповиновения? Вы уверены? К чему это приведет? Ответьте сами себе на эти простые вопросы. Вспомните заявления, что никто в этой стране власть отдавать не собирается.

Проще всего хаять огулом. Но это не наш метод. Поэтому, я постараюсь объяснить на конкретных примерах, какие мизерные шансы у альтернативных кандидатов. Даже не мизерные, а ничтожные шансы.  Можно рассчитывать только на чудо. Почему? Расскажу на примерах людей, которые неожиданно «активизировались» и полюбили «читать о политике».

Валера Белоус. Горынец. Вырос «каля парама». В школе мы сидели с ним за одной партой. Он живет в Лунинце. Очень трудолюбивый, семейный и домовитый мужчина. На самом деле он мастер на  все руки – фотовидеограф, каменщик, земледелец, торговец, сторож. Высокоморален – подвержен приступам испанского стыда. Именно он первым попросил написать о политике. Посмотрел его соцсети – они стерильны. Там о его неожиданной любви к политике «нуль». Просто свои соцсети он использует для бизнеса, а упоминание о политических взглядах может отпугнуть потенциальных клиентов. Кроме того, публичное выражение своих политических предпочтений может навредить и его супруге, которая работает в банке.

Ещё! Началась «зачистка» на политическом поле. И «буйного» и «умного» – в камеру. Казалось бы, это должно было стать катализатором возмущения и протестов. Нет. Например, Валера Белоус не устремляется в столицу отстаивать справедливость. Он везет в Гомель выращенную клубнику. И правильно делает. Арестованных рано или поздно (лет через пять) выпустят, а клубника через пару дней «ляснет».

Геннадий Гмир. Тоже горынец. Тоже работяга. Шпатлюет, красит железо. Этот вообще заявил «предъяву» автору, что меня якобы уже поприжали «спецслужбы». Посмотрел и его соцсети. Нашел парочку политических репостов. Но у Гены на этом фоне уже прогрессирует мания преследования. Он подозревает, что его уже кагэбэшники поставили на учёт. Видимо поэтому никто не видел Гену на площади возле райисполкома, где собралось 12 отчаянных.

Петр Дячек. Горынец. Уехал в Минск, где живет с семье и имеет своё дело. Спрашиваю, будет ли он протестовать? Отвечает: «- Если выйдут другие, тогда и он». Я не стал уточнять конкретные условия «если», какая толпа должна уже собраться на площади, для того чтобы «подтянулся» и Петя?

Автор – тоже горынец. В раннем возрасте хапнул лишку политики. Получил «передоз». Успокоился. Забил.

Вывод. Если бы президента страны выбирали только мы вчетвером – Валера, Гена, Петя и Саша – а бюллетени было поручено считать супруге Валеры… Исход избирательной кампании был бы таким же предсказуемым. Потому что мы бы с Геной поехали на рыбалку с ночёвкой. Валера и Петя сходили на выборы. Супруга Валеры посчитала бы бюллетени. Оказалось бы, что на выборы пришло 75 процентов белорусов, из которых 75 процентов отдали свой голос за стабильность. Поздравления. Занавес.

Такие электоральные портреты можно писать бесконечно.

Но не стоит так убиваться провинциалам из-за своей политической несостоятельности. Учите историю. Революции, перевороты, майданы – удел столичных мегаполисов. Именно там захватывают мосты, вокзалы и почтамты. Именно там свергается власть гремучей смесью толпы из пролетариата, которому нечего терять кроме собственных цепей, и вольнодумного студенчества. Именно там, в столицах, президентские резиденции окружают бронетанковые подразделения путчистов, короткая перестрелка, два-три орудийных залпа, 20- 30 трупов,  потом переговоры и… демократия))).

Наверное, с точки зрения "единомышленников" я поступаю «подло», когда пишу этот умиротворяющий текст. По идее должен нагнетать, расшатывать, лгать о близости и неизбежности победы демократии. Но лучше так, потому что не хочу, чтобы в Столине сосед соседу прижимал голову коленом к асфальту.

 

Автор – слабый человек. Поэтому он всегда на стороне «слабых». На стороне тех 12-ти отчаянных, которые вышли в Столине с бел-чырвона-белым сцягам на площадь. На стороне арестованного Бабарико. Пойдет на "выборы" и будет голосовать за банкира-арестанта, собирать «бессмысленные» подписи за референдум, которые власть может запросто отправить в мусорку.

Автор настолько слаб характером, что его постоянно тянет исключительно на сторону слабых. Поэтому, если вдруг случится чудо и свергнут Лукашенко, меня тут же потянет в ряды защитников бывшего президента. Чтобы не дать ликующей толпе победителей совершить мстительный самосуд. Хотя, может быть это не слабость, а синдром заложника.

Феномен Лукашенко. Или феномен белорусов? Если бы автор был религиозен, то сказал бы, что эти «испытания» – промысел божий. Но проведя восемь лет на берегу Чертовского омута… Восемь лет тщетно ожидая, что мимо в стоячей воде проплывут трупы «врагов».  Я видел лишь фантастическую картину, когда дружной гурьбой стая волков и отара овец вместе пришли на водопой.

Случайное совпадение. Этот текст - всего лишь пролог. Этот заголовок не имеет ничего общего с вышесказанным. Это рабочее название следующей заметки о случайных совпадениях. Аллегория.  
Александр Игнатюк, «Про Столин»