КАЙФ РЕПОРТАЖА

Люди скандалы, бизнес, разоблачения, власть, новости, Столин, происшествия 1475

Тяжелая металлическая дверь подмигнула «глазком» и попятилась.

Вхожу. Первым. Раньше следователя, адвоката, прокурора…

Вхожу, нарушая все мыслимые и немыслимые правила, инструкции, законы и права других людей.

Допросная ИВС. Слышу, конвой уже вывел из камеры человека, который меня интересует: - Лицом к стене!

Лязгают засовы…

Ночью накануне его брали три сотрудника милиции. Два опера поднялись на чердак. Загнанный в угол человек пытался поджечь всё вокруг…

Входит конвойный, осматривает «допросную». Заводит задержанного. Он садится на деревянную скамью за столом напротив, отодвигается в самый угол.

- Посмотри на меня, - говорю без каких-либо эмоций.

Он смотрит с интересом. Фотографирую несколько кадров.

- Всё, уводите, всем спасибо.

Первая полоса будет бесподобной. Думаю только об этом. Мне наплевать, что фотографировал просто задержанного, который до приговора суда имеет такие же права как и ты. Только суд может объявить его преступником.

Мне наплевать, что я только что «подставил» начальника ИВС. Мне наплевать на истерику прокуратуры…

Первая полоса!!! Обыватель жаждет зрелищ. Чарка и шкварка есть у каждого на столе. Зрелищ!!!

Большинству обывателей показалось, что я сфотографировал «возмездие». Но, ведь на самом деле это не так…

Ты получаешь первый кайф от репортерской работы в 17 лет. Едешь на мотоцикле по лесной просеке вдоль стрелковой линии и вынуждаешь браконьеров разряжать ружья. Это не браконьеры. Эта бригада просто «заблудилась»

Потом ты получаешь кайф от репортажа, в котором не будет написано ни строчки. Тебя просто посылают «утихомирить» железобетонную «крышу» подозреваемого. «Крыша» тоже использует прессу. Малюсенькая заметка в «Совбелке» отправляет ревизора прямиком в реанимацию с острой сердечной недостаточностью. А сотрудник отдела по борьбе с оргпреступностью и коррупцией в нерешительности топчется по коридорам. И ты, играючи роль «доброго» репортера, всего тремя вопросами подсекаешь «стропильные ноги».

Ты получаешь кайф от единственного «мастер-класса» настоящего сыщика. Короткая хлесткая фраза, длинная пауза, жесткий пронизывающий взгляд прямо в глаза. И ты, ничего не отвечая, понимаешь, что заготовленная тобой «легенда» только что рассыпалась как карточный домик.

О том, как деформируется психика, искажается адекватное восприятие действительности, расскажу как-нибудь в другой раз. Всё вышесказанное лишь для того, чтобы объяснить: автор –обыкновенный провинциальный репортер. Со всеми своими недостатками. От тракториста он отличается лишь тем, что получая информацию,  от которой впадает в состояние аффекта, репортер уже через пять минут «кайфует» от «эксклюзивности» этой самой информации и ситуации в которую он попал. И воображение уже «пишет» будущий репортаж.

Тема отлежалась более года. Созрела. И практически готова к употреблению обывателю. Обыватель любит такие темы.

Полигамия. Провинциальная откровенная полигамия. Страсть, похоть, разврат… Тема, которой буду «пичкать» столинского читателя пару ближайших месяцев.

Шоу. Винегрет из «Пусть говорят», «Ищу тебя» и рассказов теледоктора Малышевой. Такие тексты «не влазят» под рубрику «Новости». Поэтому пойдут на сайте «Про Столин» в разделе редакторского блога.

Уже сегодня поздно, когда детки уляжутся спатки, в интернет-эфире будет доступна первая часть затяжного репортажа под заголовком «ПОД ОДНИМ ОДЕЯЛОМ».

Александр Игнатюк, «Про Столин»

На фото из личного архива: автор с одной своей знакомой женщиной. Кнубово. 2012 год.

Постскриптум. Забыл упомянуть. В этом репортаже все имена и герои (кроме автора) вымышлены. Любые совпадения случайны.