ПОД ОДНИМ ОДЕЯЛОМ-3

Столин, полигамия, Секс, Измена 586

Ах, какие мы в своем большинстве белые, пушистые и стерильные! Какие неприятности!!! Напомню, что в юности автор специализировался на репортажах о вывозке органических удобрений на поля. Может быть, кто-то ещё не знает, если не полить почву зловонной жижей из выгребной ямы, если не разбросать по полю дерьма… Ничего не вырастет. Это я для поборников чистоты. Предпочитающих незапятнанность простыней, нравов, устоев, обычаев. Поступающих традиционно, как принято. Для тех, кто впадает в запои, вешается, калечит друг друга, порой убивает. Для тех, кто делает генетические экспертизы и делит имущество и детей в суде. И, конечно же, для тех, кто «гордо» и молча (стыдливо затаив в глубине души «позорное фиаско») уходит вон, цепляясь раскидистыми рогами за дверные проемы. Ну и так далее…  

Если я не напишу об этом, не значит, что Игнатюка, Инги и Юлика не будет в этой реальности. Они есть. Они ходят по одним и тем же улицам с вами, мои многоуважаемые нравственные девственники.

В «фокус-группе» оказался мужчина с «серьезными» интеллектуальными данными. И у нас зашла дискуссия об ИСПАНСКОМ СТЫДЕ. Погуглите в интернете, если кого-то заинтересует эта особенность человеческой натуры.  И в завершение диалога я спросил у него, считает ли он публичным или всё-таки неуместным для обсуждения тот факт, о котором он рассказывал трём знакомым, но посторонним мужчинам… Он рассказывал, что его жена любит глотать семенную жидкость, а не сплевывает её.

Ааааа!!! Может ещё кого-то передергивает от телевизионной рекламы женских гигиенических прокладок?!! Представляете, раз в месяц случается менструальный цикл. Представляете? Даже принцессы пукают и какают…

Недавно в Пинске случайно познакомился с ольшанцем. С пареньком, которому меньше 20-лет. А он рассуждал как старик, которому за 80-ть. Мне попался необычный человек. Это была белая ольшанская ворона. И он в своём юном возрасте уже очень сожалел, что выбивается окрасом из общей стаи сородичей.

Мы долго разговаривали. В том числе и о взаимоотношении полов. О любви.

- А чем я её согрею? – говорил мне 20-ти летний старик. – Своей любовью?! Чем накормлю? Любовью? Во что одену? В любовь? На чём завезу в райцентр? На любви? Поэтому наши девчата сначала липнут к ребятам на крутых тачках… Да, они, мои ровесники, работают от рассвета и до заката. Но потом могут сесть за руль БМВ и сгонять в Минск, посидеть в кафе. Да, можно взять красивую брошенку. Но если она уже оказалась кому-то не нужна?!! Над тобой будут посмеиваться…

На тот момент перед этим парнем маячил практически единственный шанс. Автор пожелал ему удачи. Сказал ему, это даже отлично, что шанс единственный. Ты выложишься на все сто! И когда-нибудь, лет через 20-ть, те самые твои обыкновенные рядовые односельчане посчитают за честь подойти и поздороваться с тобой за руку.

ххх

Однако, мы отвлеклись. А кроссовер уже мчит трёх человек в глухой и дикий Ястребель. Мчит на берег Чертовского омута…

Французский кроссовер, любовь по-французски, испанский стыд, славянские скрепы)))

Помню, легкую эйфорию. Такую, как перед «загонной» охотой. Как там у Киплинга про престарелого Акелу? Промахнулся?! Не может быть. Опытные не промахиваются…

Остановка в Белоуше. Юлик убежал в деревенский дом. Выхожу из авто в темный переулок покурить. Заодно проверяю работоспособность телефонного диктофона.

Инга зовёт обратно. Сажусь на свое место.

Диктофонная запись.

- Что?

- Можно я тебя потрогаю? – спрашивает она разрешение.

- Потрогай.

Она тянется рукой в область паха. Так простенько она демонстрирует, что соскучилась за пару дней.

Встречаю её нежности длинным текстом:

 – Послушай, зачем ты дергаешь этого Юлика по делу и без дела?  Такое впечатление, что делаешь это специально, чтобы он поругался дома. Он и так постоянно скулит про домашние скандалы. У него постоянно озабоченный, опущенный, потерянный и пришибленный вид. Жалкое зрелище. Ты же знаешь, что Нина даже собиралась ходить с ним сторожить детский садик. Ревнует.

Мы немного поспорили, чья именно идея взять водителем в эту поездку Юлика.

Она: - Разве я говорила, что я устала? Ну, давай, я тогда пойду пешком

- Сча, пойду.

Она: - Давай завезем его домой, и вдвоем съездим в Ястребель.

- Зачем? Так мы будем кататься до рассвета. Паехали, так едем.

Она: - Я ему больше вообще звонить не буду. Неделю назад он мне жаловался, что когда уходил от Нины на квартиру, то потратил сто баксов. Гроши экономит, получается с ней жить выгоднее.

Уточняю: - Так ты ж с него ни копейки не взяла тогда.

Она: - Это ж не значит, что он постоянно будет жить в моей квартире бесплатно. Может ему тоже написать заявление в райисполком, что он нуждается, чтобы ему тоже дали общагу или арендное жилье какое?

Разговор постепенно возвращается в непринужденное русло: 

- Чё ты за него переживаешь?

Она включает радио, а потом поворачивается и говорит:

- Можно я завтра к тебе приеду?

- Конечно.

- Когда дети пойдут на свадьбу, - это она о сыне и его сожительнице. – Я приеду с чесноком. Завтра будет 22 градуса тепла. Я тебе говорила? Пожарим шашлык вдвоём.

- О, Юлик звонит. Алло. Да. Хорошо. Сказал, что вроде бы всё поправил и уже скоро будет идти.

На этом первая запись прерывается.

Мы едем дальше и треплемся втроём на отвлеченные темы.

Я более чем уверен, что мне хватит всего лишь три, максимум пять минут записи их разговора наедине, чтобы понять как далеко зашел «служебный роман». Я прекрасно знаю психологию любовников. Они живут украдкой. В постоянном цейтноте, дорожат каждой минуткой наедине. А тут еще и «разлука накатила». Главное, чтобы пока я буду выгружаться, они остались сидеть в машине.

А может пусть телефон вернется с ними в Столин? Тогда уж наверняка. «Потушу» экран и заблокирую, отключу симки. Положу между передними сидениями. В машине темно. А завтра она мне привезет аппарат, и тогда вместе послушаем. Если выйдут из машины, так и сделаю.

Наконец-то мы заворачиваем с лесной дороги в Ястребель. Фары выхватывают в темени два наводящих ужас светящихся глаза. Это мой волкодав, моя ястребельская собака Баскервилей. Встречает.

Останавливаемся.

- Ребята! Посидите в машине, пока я не определю  Жучку в вольер, - звучит убедительно и обоснованно.

- Хорошо, посидим, - спокойно соглашается Инга.

- Юлик, не туши фары, посвети мне, - это я для того, чтобы яркий свет мне в спину был еще большей защитой для них. Чтобы, даже случайно обернувшись, я не имел шансов ничего увидеть в салоне.

Мотор заглушили, радио «потухло». Отлично.

Выхожу из машины. Настойчиво повторяю просьбу посидеть в салоне.

- Хорошо, - уже раздраженно бросает мне вслед Инга.

Сука рада меня видеть. Соскучилась. Проголодалась. Припадает к земле. Виляет хвостом. Ай, Жучка! Пошли, девочка, в вольер…

Запись от 06 октября 2018 года 22.49 мы послушаем в очередном эпизоде. Завтра.

Александр Игнатюк, «Про Столин»

Начало.

Первая часть.

Вторая часть.