ПОД ОДНИМ ОДЕЯЛОМ-11

К концу разговора динамик моего смартфона «замироточил». 
Пару дней назад обычный деловой разговор неожиданно обрел форму дискуссии. Начинаю понимать, что «на другом конце провода» - моя лучшая читательница, мой лучший критик. Юля – очередное вымышленное имя, как и все имена в этих заметках.
Юля в пух и прах последовательно «разносит» все мои записи. Не только и не столько «под одеялом», а буквально все. Анализирует отдельные абзацы и даже словосочетания.  А особенно – имена собственные. По каждому моему персонажу – у неё своё мнение. Это мнение аргументировано,  подкреплено жизненными примерами. Таких читателей у меня – хватит пальцев на одной руке. Я очень дорожу такими читателями. Потом объясню почему.
Юля говорит спокойно и рассудительно, чувствуется её интеллект, образованность, начитанность:
- В отношении Гены – явный перебор. Вы устроили настоящий «буллинг», - заступается она за «вооруженного столинского героя» и тут же приводит пример «человечности» из собственного опыта общения с нашей знаменитостью.
Юля делает «упор» на мои «двойные стандарты» при подаче материала. Мол, например, в случае с Таисой,  выбрана иллюстрация, где невозможно разглядеть лицо. А видеофильм с Геннадием пошёл в эфир «без купюр». И так далее и тому подобное…
Я лишь с восхищением слушаю свою собеседницу и очень вяло возражаю только чтобы подольше растянуть нашу беседу. Такие беседы для меня очень ценны. Не те, где тебя «закапывают в уши» оливковое масло, а именно такая сокрушительная критика бесценна. Эта критика позволяет понять, где ты «не дописываешь», «не докручиваешь», где тебе не хватило мастерства и таланта, где промахнулся. Юля – наводчик-корректировщик с «той» стороны. Она уточняет координаты, и ты получаешь возможность довернуть прицельную планку.
- Вы – лучшая моя читательница, Вы -  самая внимательная! – я стараюсь всеми силами удержать её «на связи», чтобы как в кинофильмах наверняка  «засечь»,  откуда звонок (шутка -  имя и фамилия собеседницы известны).
- Отпишусь! – то ли в шутку, то ли всерьез «угрожает» она. И продолжает, продолжает…
Мне приятно всё, чем Юля меня укоряет. Даже легкое презрительно покалывание или подкалывание доставляет удовольствие.
Юля – добрый и искренний человек. Она старается видеть лучшее. В любом человеке. Это ей очень помогает. Она смогла построить свой мир так. Юля мне доходчиво объяснила, почему некоторые общеупотребительные слова в отношении того же «Гены» могут больно ранить другого, абсолютно постороннего человека. Спасибо, Юля. Постараюсь найти этим словам достойные синонимы.
Изумительные результаты деловых переговоров. Юля не только «вызывает огонь на себя», но и принимает мою оферту. Мне остается сделать выбор. Почему-то уверен, что даже «посмертно» наше сотрудничество продолжится. Франшиза, кибербуллинг, оферта – под приятным впечатлением от разговора пребываю несколько дней. При этом понимаю, что можно особо-то и не «умничать», а изъясняться на родном языке.
ххх
Тема изнасилования не раскрыта. Надо более реалистично. Придется взять интервью у жертвы – у реальной женщины, подвергшейся насилию. У женщины, которая уехала за пределы Столинского района.
Подробно, с максимальным натурализмом, рассказать, как насильник срывает одежду, как захватывает, сковывает и удерживает беспомощное тело. Описать биологическими терминами проникновение, сопение извращенца, возвратно поступательные движения его тела, гримасу на лице жертвы, финишную эякуляцию.  И дальше, дальше в подробностях: как тварь удовлетворила свою похоть, как и что обмякло, как и в какой последовательности начинает одеваться, натягивает и застегивает штаны, уходит. А растерзанная жертва остается лежать... Конечно, среди читателей найдутся и те, кто захочет по рассуждать, успела ль и жертва получить оргазм?  Такой вопрос наверняка озадачит Ингу.
Этот текст надо написать именно для моей собеседницы Юли. Потому что Юля ведет дела среди прочего именно с таким одним персонажем. Её муж приветствует эту падаль за руку.
Ничего личного – просто бизнес.
Юля - внимательный читатель моих текстов и она прекрасно понимает о ком идет речь. Или она уже не ведет дела с этой тварью? Спрошу при случае.
ххх
Бизнесвумен Инга в принципе очень равнодушно восприняла информацию о том, что её нынешний половой партнер и незаменимый работник Юлик в своё время не чурался изнасилования. В отличии от предыдущей моей собеседницы, Инга в лицо знает пострадавшую женщину. На вопрос автора, как она воспринимает своего партнера, как относится к общению его с собственным сыном, она ответила кратко:
- Ей надо было обратиться в милицию, - это Инга  посоветовала жертве.
Для автора сие не стало «откровением». Потому что автор очень хорошо знает Ингу. И мы несколько раз за 15 лет обсуждали тему изнасилования. Почему? Иногда жертва не успевает позвонить в милицию, ей не предоставляется такая возможность.
Так было 30 лет назад. Тогда на окраине Столина в Копанце нашли девушку. Изнасилованную и убитую. К телу, кажется, было привязано в качестве груза тяжелое колесо от детской железной дороги.
Убийцу и соучастника довольно быстро вычислила и нашла милиция. Судили. Убийцу приговорили к высшей мере наказания – расстрелу. Соучастник получил длительный срок тюремного заключения. Труп девушки похоронили.
Почему именно этот случай я упоминаю? Случайное совпадение. У Инги в юности было увлечение. Насильник и убийца был её партнером по этому захватывающему увлечению. А автор был знаком с соучастником. Поэтому как-то, много лет назад, при случае мы вспомнили своих общих знакомых и «партнеров». Я просил Ингу подробно рассказать об особенностях поведения убийцы «в быту», которого она отлично знала. Инга очень спокойно рассказывала. Никаких особых «ахов»-«вздохов» и тогда я не заметил. 
Это первое «случайное совпадение». Череду таких случайных совпадений, от которых в жилах нормального человека должно останавливаться кровообращение, я оставил для 12-ой или в 13-ой части.
ххх
А пока я продолжу об «избирательности» выбора приоритетов.
Кроме Инги в Столине есть ещё одна женщина, которая постоянно по долгу служебных обязанностей контактирует с Юликом. Мой разговор с ней:
- Где Ваш подчиненный сейчас? – спрашиваю.
- Он в запое, - откровенно говорит хозяйка кабинета и объясняет, что сочла нужным предоставить Юлику на время его алкогольного запоя отпуск за свой счет.
- Я пришел обсудить с Вами его увольнение.
- Но Вы же сами и привели его ко мне.
- Это была моя ошибка.
- Он меня устраивает.
- У вас – женский коллектив, - говорю я своей собеседнице и объясняю, что у Юлика есть особенности сексуального поведения.
- Он приходит по ночам, - «не сдается» женщина-руководитель. – Из коллектива он в силу своих обязанностей почти ни с кем кроме меня не контактирует. А меня он устраивает.
Я понимаю, что дальнейший разговор с замужней тупой овечкой с мозгом как у бабочки бессмысленный, и заканчиваю:
- Вы – нормальный руководитель и мне не доставит удовольствие «нагнуть» простую «заведующую». Но поверьте, я очень быстро найду, кого это не устраивает…
Инга и Юлик – сейчас не в приоритете. Поэтому я возвращаюсь к этой теме изредка. Просто надо всё-таки дописать эту историю. И помыть руки.
ххх
 Фул-контакт. Пару месяцев назад.
- Дядько! Дядько! Чого Вы? Не бите його так, - два молодых парня  старались оттянуть автора за рукав. 
Я не успеваю «захватить» капюшон потенциального «петушка» и слава богу. Забил бы до крови, а так он вырвался и просто опух из-за затрудненного мочеиспускания.
Потом с попутчиком вспоминаем, сколько было «живых» свидетелей, кроме камер видеонаблюдения. Двух сразу идентифицируем – городишко-то небольшой. Отправляю к ним гонца, чтобы воздержались и не открывали рот.  Зря беспокоился. Они приехали домой и рассказали отцу о том, очевидцами чего были. Рассказали, что «потерпевший» попросил этих ребят быть свидетелями.
- Не надо, не вздумайте вмешиваться, - батько никогда дурного не посоветует.
Но не это главное.  Мой «переговорщик» спросил, у одного из братьев, что связывает приличных военнослужащих с этим потерпевшим недоумком, у которого даже нет ни одного настоящего друга (об одном он всё-таки упоминал, но тот несколько лет назад повесился – авт.). 
- А шо? Мы приедемо, он - включыць бесплатно. Так и «дружымо». – объяснили ребята своё «общение» с персонажем, место которому в камере возле параши.
ххх
Наверняка, я опять перегнул палку. Ну, изнасиловал и изнасиловал. Бывает. Да и давновато. Из-за «предрассудков» жертвы, насильник смог избежать наказания. Время, христианская всепростительность вперемешку с выгодой текущего момента. Вроде бы всё по-людски. Или не по-людски?!! Я просто описываю. И хотел бы особо заострить внимание на том, что обе мои уголовные судимости не за лживую информацию, а за излишнюю эмоциональность.  Поэтому, если сильно хочется, продолжайте «здоровкаться» с Юликом за руку.  Можете при случае выпить с Ингой и Юликом чашечку кофе, а при сильном желании попробуйте разделить с ними постель, салон автомобиля, подсобку, кабинет.
В определенных кругах так не принято. Я иногда буду уточнять у знакомых столинцев, как дела у «опущенной» парочки, для которой изнасилование – обыденность?
Александр Игнатюк, «Про Столин»

Продолжение следует.

Предыдущие десять частей повествования, в котором все персонажи (кроме автора) выдуманы, а любые совпадения случайны - можно почитать здесь, в Блоге.