ХОРОШАЯ ПРИМЕТА

Только что ответил на несколько озабоченных звонков примерно следующего содержания:

— Саня? Здоров. Познав хто? — далее многозначительное молчание в трубочку...

— Познав. Шо новенького? — это уже я моментально перехожу на столинскую трасянку.

— Вчора быу на причине. За столом казали, шо ты помёр...

— Это уже не первый раз меня похавали...

— Ага? Примета хорошая. Довго жыць будеш!!!

Шесть лет назад на столинском кладбище помогал двоюродной тёще убирать могилы накануне радуницы. Смотрю, мимо идет работник местного райисполкома с женой и так искоса поглядывает на меня.

— Дай прикурить, Володя! — окликнул его.

Он останавливается между могилами и ждет, когда я к нему подойду. Прикуриваю, смачно затягиваюсь дымком и спрашиваю, почему он не излучает задорного жизнелюбия в такой солнечный весенний денек?!...

— Недавно по Столину говорили, что помер ты, — отвечает растерянный Володя. — Даже, кажись, в газете-брехаловке про это как будто писали. А тут иду по кладбищу и тебя вижу... Глазам своим не поверил...

— Примета хорошая, правда?!

ххх

А я тут всего-то на пару дней в столицу отлучился. Поселился на Осмоловке. А там прям над подъездом наш флаг жильцы вывесили. И провисел он там всё время, пока гостил.

Планов громадье, суета заурядная, а на родине уже и «похоронить» поторопились...

Съездил из Минска в понедельник в пригородную деревню. Поговорил со строителями — главным инженером и прорабом. Били себя в грудь пройдохи, что в новую квартиру моя любимая сможет переехать уже в мае.

Заглянул на Комаровку. Посудачил с продавцами баранины. Нормальный оптовый ценник озвучили. Не исключено, что опять в Ястребле отара заведется. Есть повод продолжить земельную тяжбу за деревенское поле со столинским «предводителем». Кстати, узнал давеча, что ольшанцы за глаза «по уличному» зовут его Гриша-пачка. Были и раньше предположения, но старался не верить. Но когда пару лет назад Васильевич прямо мне объяснил, что земля — это единственная ценность, которая осталась в стране и Столинском районе в частности, какой-то уж очень откровенной показалась мне эта «ассоциация».

Есть еще животрепещущая проблема неработающей вентиляции в новом пятиэтажном доме над кручей Копанца. Там, кажись, и Васильевич для дочери недвижимостью обзавелся. Поэтому странно, что у уксовцев, проектировщиков, генподрядчиков и госстройнадзора до сих пор не сквозит из ануса через ротовую полость...

Вечорко из райотдела образования летом, помнится, вываливаясь в интересном состоянии из автобуса после поездки на митинг в столицу, советовал автору писать свои заметки... сидя на унитазе. Юморист, однако. Хотел тогда ему сказать, что Александр Николаевич может ненароком «захлебнуться», если пристально присмотреться к проблемам в столинской педагогике...

Согласен, мало пишу в последнее время. Надо еще в подробностях про заявления чиновников рассказать. Как Сидоревичу кум помог разобраться с неприятностями. Как судила меня Жанна Стадник и какие у меня с ней взаимоотношения после этого. Надо ответить анониму из телеграм-канала. Тьма анонсов накопилось. Но этому было объяснение. О чём сегодня вечерком постараюсь рассказать уважаемым читателям.

ххх

А умер на самом деле Александр Ильич Лузай, из профсоюза сельчан. Не хотел писать, потому что о покойниках принято либо хорошо, либо ничего.

Но вспомнил, как меня Ильич на райкомовском уазике еще в далеком 1989 году возил в рейд по колхозным фермам. Тогда он был то ли завотделом, то ли инструктором райкома партии. И вот на ферме в Хоромске поздним вечером застали изрядно вмазанного доглядчика, который мог стоять вертикально лишь потому, что опирался на пресловутые крестьянские вилы. Помню, выхватил Ильич у алкаша эти вилы и давай сам с прохода закидывать силос в кормушки. Вот таким, в партийном костюме и вилами в руках, запомнился мне Лузай - простой деревенский мужик из Житковичского, кажись, района.

Это уже после его карьера провинциального чиновника несколько раз могла запросто закатиться — после директорства на маслозаводе... Или же после позорища в стружском колхозе. Но был у Ильича настоящий друг детства... Настоящий. Который всегда приходил Александру Лузаю, ныне покойнику, на выручку...

Огромное дело — иметь настоящего друга...

Александр Игнатюк, блогер без аккредитации