ЯСТРЕБЕЛЬСКИЕ СКАЗКИ О ВОЛКАХ

Скажу вам по секрету, скоро новый год. Впору подвести черту, потрещать о ситуации, о политике. Но по своему обыкновению, перед тем, как задвинуть серьезную тему, предваряю легким текстом о птичках-цветочках-облачках. Тем более есть повод — белорусские ученые выяснили одну интересную особенность из жизни наших серых волков. Вот это вам сначала и расскажу.

***

В Ястребле, кроме разговоров о рыбалке, всегда животрепещут две темы: политическая и о волках. Впечатлительный обыватель, оказавшись у меня в отдаленной заброшенной деревушке, завсегда интересовался: — Вам здесь не жутко?

Сразу уточнял по поводу жути — в Беларуси или собственно в Ястребле?

Приходится терпеливо объяснять, что Ястребель — самое безопасное, уютное место в нашей стране. Потому что здесь нет ни ОМОНа, ни спецназа, ни чиновников и прочей тяжелой аудитории, типа браконьеров. Потому что уже через год в Ястребле с браконьерами ситуация более-менее устаканилась.

— А волки? — уточнял собеседник.

Это приходилось крыть старинной народной мудростью, что бояться надо не зверей, а людей. Потому что нет более абсурдно жестокого зверя, нежели сам человек.

***

В углу деревенской хаты в тазике покоилась отрубленная голова. Искаженный пламенем улыбался свиной пятак. В соседней емкости — потроха. Запах крови. За столом — люди. У Андрюхи — свежина.

— Заходь. Прысядь. Попытай, — меня настойчиво усаживают за стол.

— Ай, добре попав до вас, — шучу в ответ.

За столом четыре человека: Андрюха, его мать, забойщик Коля и сосед. Свежее мяско-сальцо ещё «шкварчить», рядом в миске аппетитная печенка. Глаза разбегаются. Мужики поднимают ещё по рюмахе. И разговор заводит пенсионерка, образованная деревенская женщина, всю жизнь проработавшая на ферме ветфельдшером:

— От скажи по-правде, Саша, ты нешо знаешь? — смотрит она на меня в упор.

— Вы про шо? — жую и переспрашиваю, хотя уже понимаю, что речь пойдет о волках и овцах в Ястребле.

— Як так, шо за три года у цебе вОвки ни одной овечки не вкрали? Все кажуць, шо ты нешо знаешь...

— Точно знае, — это застольную аудиторию подначивает забойщик Коля, здоровый деревенский мужик, опытный охотник. И продолжает хитро прищурившись, — сам лично бачив таку картину на поли в Ястребли: його овечки ходять, пасуцца и вовки бегли. Так даже не погледели на тых овечОк. Побегли хутчэй у лес дальше. Сто процентов, нешо знае...

Больше часа я «распрягаюсь» лекцией о биологии волков, уверяя, что ничего необычного в таком дружном «сожительстве» с серыми нет. Потом выходим с Колей покурить «на ганок».

— Ну вот нахрена ты Коля байки травишь?! Люди и так абы-шо поговаривают, — смотрю с улыбкой на охотника.

— Нехай слухаюць, улыбается он в ответ. — Меньше народу буде туда путацца... Будуць побойвацца...

— Ты лучше б, Коля, рассказал за столом, как ты прошлой зимой с одной «сокерою» у матёрого полкозла отобрал...

***

Мне тогда сразу рассказали про эту колину встречу в лесу. И я при случае зашел к охотнику. Типа на кофеек. На самом деле услышать из первых уст.

— Ну, рассказывай, Коля, шо в лесе бачив? — спросил я, потягивая крепкий горячий растворимый кофеек.

— Нишо не бачив, — хитро улыбается в ответ Коля и затягивается возле печки сигареткой. Дым уходит в открытый «кОмин».

— От люди выдумляють! — я поддерживаю его хитрый трёп. — Кажуть по деревне, шо тебя вОвки з лесу нагнали... Рассказывай, дзе ты іх стрэў?

Тогда я Николая еле уговорил поделиться подробностями.

— Пошел я в лес на выходном. Трэ було глянуць кое-шо. Взяв з собою сокерку и пошов. Не до Ястребля, а в бок Белого озера... — начал в итоге он повествование.

Я опущу подробности колиного маршрута движения и перейду сразу к кульминации:

— Бачу спереди вороны-сороки подлетають з дерева на дерево. Стишивса. И уже так помалу вылажу з-за лозового корча. Глежу, лежыць забиты козел, а над им здоровы вовк стоиць. Упираецца передними лапами в козла и рве зубами тушу. До мене он спиною быу. Не бачыв и не почув, шо я подышов...

Коля опять «смачно» затягивается сигаретным дымком и продолжил:

— А знаешь, хоть у мене в руках и была сокерка, а всё равно колени трохи задрыжали...

— Веру, Коля — соглашаюсь. — И?

— Шо и?.. Набрав я духу повные груди, — продолжает Николай. — Да як гаркну: «Остав мне трохи» и побег до того вОвка з сокеркой в руцце...

— А вовк?!

— А шо вовк... Кинув вовк рвать того козла, оглянувса, схопив кусок одорваны мяса и втёк...

— Один быу?

— Одного бачыв, але ж и здоровы!!!

На самом деле волк был тогда не один. Коля на обратном пути сделал крюк и вышел на волчью тропу. Волков было трое. Этого матерого сопровождали два переярка. Но Коля не стал врать, потому что видел он только одного волка.

***

На сегодня, пожалуй, хватит. И так перебор с текстом. Поэтому уже в следующей части я расскажу, чем отличаются белорусские волки от российских. По крайней мере со слов учёных. У этих ученых и «стырил» я эту фотку для иллюстрации.

Александр Игнатюк, «Про Столин»