ГАДКИЙ УТЁНОК

Меня сегодня от души позабавили и рассмешили. Хохотал до коликов. Это когда через третьи руки предложили свой вариант «идентификации» псевдонима Настеньки Покровской. Типа  - это полевой «позывной» нашей столинской «звезды» изящной словесности Лилии Гущи. Полноте, коллеги!
Суть в том, что автор (это можно даже проверить по записям в читальном зале главной библиотеки района) исправно знакомится с подшивками местной газеты. И прекрасно помнит, когда за подписью этого новоявленного автора появились первые неуклюжие  и топорные сообщения криминальной хроники. В это время Лиля уже изрядно поднаторела в чистописании. Её тексты постепенно приобретали велеречивость и нравоучительность. А за Настеньку ещё частяком писала мама, которая и сама-то не ахти с каким  словарным запасом.
И это написано отнюдь не высокомерно. Потому что каждый из нас сначала был этаким сказочным «гадким» утёнком. А ведь журналистика – обыкновенное ремесло, которое может освоить любой желающий. И вообще, мне кажется, что научить медведя кататься на велосипеде гораздо сложнее, чем человека складывать слова в словосочетания и предложения. 
Моя учительница отливала будущее свинцово-экспансивное перо простенько: сядь, возьми шариковую ручку и напиши мне обыкновенное письмо о том, где ты сегодня был, что видел, с кем разговаривал. А иногда, когда был настоящий цейтнот, садилась и начинала быстренько сразу «начисто» выбивать на пишущей машинке, поглядывая на «автора» и лишь уточняя: - Так было? 
Мама Настеньки так бы и осталась «королевой» ножниц и тюбика с клеем (потом конечно ей доверяли и набор чужих текстов в досовской программе), если бы не наша коллега. Которая заставила маму Настеньки поверить в себя и попробовать складывать собственные тексты. Интересно, помнит ли с благодарностью мама Настеньки эту женщину моложе себя возрастом, которая вытащила ее на тропинку ведущую к карьерной лестнице? Не забывает ли поздравить с днем рождения? 
Меня и так упрекают за излишнее внимание к местным журналистам. А я в ответ: - А кто ж о них, сердешных, напишет?! Не комбайнеры же “влупят” ответку, на умунепостижимое “завихаются комбайны”!!! Кстати, опытный редактор по одному лишь “уласциваму” слову в тексте может безошибочно определить  автора.
Но я хочу успокоить маму Настеньки. Пишите на здоровье, старательно покусывая кончик язычка. Я ж любя! Честно.
Наум Глум, “Про Столин”